Category: общество

Category was added automatically. Read all entries about "общество".

Кроваво-красные кхмеры

Оригинал взят у aloban75 в Кроваво-красные кхмеры



Шестьдесят восьмой год двадцатого века вошёл в нашу историю не только громкими протестами в странах Запада и социалистического лагеря, которые, несомненно, потрясли по-своему, мир, но и одним, на первый взгляд, весьма незначительным событием, но весьма интересным и позже очень раскрученным с разных сторон.

Collapse )



  • kommari

Секретный фотоархив культурной революции в Китае.

Оригинал взят у d_markos в Секретный фотоархив культурной революции в Китае.
Оригинал взят у absurdman в Секретный фотоархив культурной революции в Китае.
Оригинал взят у katia_lexx в Секретный фотоархив культурной революции в Китае.
В 2003 году вышла книга "Red-Color news soldier" с анонсом "Секретный архив, спрятанный на 40 лет".
Книга представляет собой сборник фотографий, сделанных китайским журналистом по имени Ли Чжэньшэн (Li Zhensheng) в разгар Культурной Революции в КНР при Мао Цзэдуне

Li Zhensheng (родился в 1940 году в городе Далянь) - работал фотокорреспондентом в провинции Хэйлунцзян. Его можно назвать главным архивариусом, который смог сохранить и донести до нас решающие моменты в истории Китая: Культурная революция началась в 1966 году, целью которой было строгое соблюдение социализма, путем удаления капитализма из традиций и культуры китайского общества. Эта миссия требовала от него конспирации в одежде , выступающей как в качестве официального фотографа Хунвейбинов и в качестве независимого фотографа своей группой повстанцев.

Li Zhensheng.Photography of China

Li Zhensheng создал собственную группу «революционных фотожурналистов», которая очень быстро приобрела популярность. Его фотографии показывали счастливую жизнь китайского народа, рисовали радужными красками Культурную революцию и успехи экономического строительства. Но были у Ли и другие фотографии: издевательства над буддийскими монахами и интеллигенцией, молодые хунвейбины с полными «священной классовой ненависти» глазами. И если «правильные» фотографии печатались на первых полосах газет, то «негативные» отправлялись в специальный тайник в однокомнатной квартире фотографа.

В конце 1960-х годов конкуренция среди китайских фотожурналистов была жестокая: так или иначе один из них написал на Ли Чжэньшэн донос и в сентябре 1969 года он вместе с семьей оказался в Лагере для врагов народа. В отличие от многих его товарищей по несчастью судьба Чжэньшэна на этом не закончилась: в конце 1971 года он был освобожден, его снова приняли на работу в газету, в 1972 году он был назначен начальником отдела фотографии. В 1982 году 42-летний фотограф стал профессором Пекинского университета.

В конце 1980-х годов политическая ситуация в Китае изменилась настолько, что Ли Чжэньшэн смог вытащить из тайника свои «контрреволюционные» фотографии и начать работу над книгой «Революционный журналист» («Red-Color News Soldier»), которая вышла в США в 2003 году.
Collapse )


Collapse )



  • kommari

JRA — Красная Армия Японии

Оригинал взят у prometheus в JRA — Красная Армия Японии


В начале 1950-х годов вся Восточная Азия была охвачена пожаром революции. К вящему ужасу американских империалистов, готовых уже схватиться за свой последний аргумент — ядерную бомбу, Восток алел идеями коммунизма. Бойцы Китайской народной армии очистили весь континентальный Китай от марионеточных гоминданевских генералов, войска маршала Ким Ир Сена вступали в Сеул, а южнокорейцы и американцы спасались на маленьком клочочке земли у порта Пусан, героические партизаны Вьетминя взяли в клещи регулярную французскую армию под Дьем Бьен Фу, разворачивалась партизанская борьба под руководством коммунистов в Индонезии, английской Бирме и французском Индокитае.

Collapse )

  • kommari

про югославскую модель

Левая альтернатива югославской модели реального социализма.

Катрин САМАРИ / Catherine SAMARY

Югославский опыт привлекает внимание потому, что этот первый опыт разрыва с Советской, сталинистской системой. Существует огромная разница между китайским вариантом разрыва и югославским. Если Китай рвал с советской системой, это происходило под лозунгом «Назад к Сталину», против режима Н. Хрущева, то югославы рвали с Советским Союзом, в конце 1940-х гг., это был разрыв со И. Сталиным под лозунгом обращения к К. Марксу. Поскольку официальной концепцией югославской модели, югославских коммунистов было обращение к К. Марксу, то подчеркивалось, что марксизм основан на построении снизу, марксизм не основан на этатизме, основан на самоуправлении. В то же время, было бы неверно утверждать, что руководство Югославской компартии на деле совершило полноценный разрыв со сталинизмом. И тут важно объяснить, почему это не так, почему разрыва со сталинизмом на деле не было.

Первое, что следует отметить, это то, что в Югославии в 1940-е гг. действительно произошла социальная революция, основанная на массовом движении крестьян, и в меньшей степени рабочих, просто потому, что их было меньше. Эта революция происходила в форме вооруженной борьбы с итало-германской оккупацией и фашизмом. И во главе этой борьбы действительно оказалась Коммунистическая партия Югославии, которая с одной стороны совершила разрыв со старой системой, и в то же время, бросила вызов советскому господству в регионе. В силу того, что КПЮ пришла к власти в Югославии в результате революции, советские войска не контролировали эту территорию, здесь не было прямого военного контроля, военного присутствия, в отличие от других стран региона. Руководство югославской компартии стремилось к тому, чтобы удерживать власть в своих руках, поддерживая максимально дружеские отношения с Советским Союзом, но не подчиняясь Советскому Союзу. Необходимо отметить, что, осуществив разрыв с целым рядом советских черт, Югославия не отменила такую важную советскую характеристику, как однопартийность. Это была однопартийная модель. Важно понимать сочетание этих черт, когда мы говорим о югославском обществе. С одной стороны, происходил реальный социальный прогресс в положении рабочих и крестьян, но в то же время, сохранялась однопартийная диктатура.

Эту двойственность нужно учитывать, когда мы говорим о самоуправлении в рамках югославской модели. С одной стороны, это был опыт самых широких слоев населения в принятии решений, касающихся их общей судьбы, опыт вовлечения в управление. Но, в то же время, самые важные решения не передавались «на откуп» органам самоуправления, но оставались в руках партийного руководства и спускались сверху. Но сами формы партийного контроля за общественной жизнью были другими по сравнению с теми, что существовали в Советском Союзе. Это давало уникальные возможности для развития социального движения, для интеллектуальной жизни. Это очень интересный опыт.

Уже то, что существовала эта ограниченная возможность самоуправления, и то, что на уровне официальной идеологии, подчеркивалась освободительная сущность марксизма, оставляло возможность для радикальной критики, направленной против однопартийной системы, и в том числе, против бюрократии. Один тот факт, что процесс принятия решений был в значительной мере децентрализован, способствовал более свободному обсуждению важных проблем среди интеллигенции и среди рабочих.

Если мы хотим более конкретно говорить о югославском опыте, нужно выделять два периода. Первый период начинается на рубеже 1940-х – 1950-х гг. Он начинается разрывом со сталинским Советским Союзом и введением самоуправленческой реформы. Он длится до середины 1960-х гг. Для второго периода (1950-е – первая половина 1960-х гг.) характерно сочетание самоуправления на местном уровне, на уровне предприятий, с централизованным планированием на всех более высоких уровнях.

В рамках этой системы развивались два типа конфликтов, вызванных социальны неравенством. С одной стороны, это конфликты между более богатыми республиками и менее развитыми, поскольку нельзя забывать, что Югославия, это федерация. С другой стороны, это конфликты, возникавшие уже на уровне предприятий.

В 1965 году, в условиях экономического роста, в благоприятной экономической обстановке, был начат следующий раунд реформ рыночного социализма (рыночно-социалистических реформ). В первую очередь, говоря об этой реформе, следует отметить, что она проходила под давлением более богатых республик (Хорватия, Словения), которые стремились к децентрализованной системе управления экономикой, стремились к тому, чтобы свести к минимуму перераспределение ресурсов между республиками. Фактически они стремились к трансформации Югославии из федерации в конфедерацию.Здесь возникает два вопроса. С одной стороны, это справедливо поднимавшийся вопрос о демократическом контроле над планированием, с другой стороны, это проблема обеспечения социального равенства, которая в этом контексте, выглядит иначе.

Другой важный аспект, связанный с этой реформой, это вопрос соотношения централизованного планирования и самоуправления на уровне предприятий. И эта реформа рыночно-социалистическая была представлена как увеличивающая права самоуправления предприятий. Фактически, предложенная модель выглядела так: увеличить права самоуправления предприятий, а координацию между предприятиями предоставить рынку. То есть, сократить роль бюрократии и увеличить роль рынка. Такой вариант тоже мог приобрести сторонников.

На самом деле уже в период до 1968 г. эта реформа привела к целому ряду новых социальных противоречий. С одной стороны обострилась борьба республик за расширение своих прав, и обострилась борьба тех частей федерации, которые не пользовались правами республик. Такая часть республики Сербия, как Косово, где большую часть населения составляют албанцы, стала требовать повышения своего статуса, предоставления статуса республики. На уровне экономики происходил рост неравенства. Одни предприятия, в условиях рыночной конкуренции друг с другом, становились богаче, а другие рыночное состязание проигрывали. Так же усилилось давление извне на предприятия, чтобы они становились конкурентоспособными, что создавало массу проблем для самоуправленческой системы, и входило в противоречия с ее основными принципами и идеалами.

Можно видеть, что в этот период происходит рост неравенства между республиками, между предприятиями, в этом контексте развивается массовое студенческое движение за самоуправление на уровне учебных заведений. В то же время происходит целая волна забастовок. Это ярко демонстрирует тот факт, что и внутри предприятий происходит социальное расслоение. Управленческий аппарат, формально подконтрольный коллективу, всё больше отрывается от него, занимая особое положение. То же происходит и с банковской системой. Банковская система оказывается в положении над трудовыми коллективами, именно в условиях рыночно-социалистической системы. Подводя итоги этим годам, нужно сказать, что происходит рост социального расслоения, неравенства и безработицы.

Обрисовав ситуацию, мы должны перейти к социальным и политическим движениям, к тем требованиям, которые они выдвигали.

Прежде всего следует отметить возникновение независимых профсоюзов, которые формируются вне системы официальных профсоюзов, выполнявших в Югославии, как и в других странах реального социализма, роль «приводного ремня». Именно как альтернатива этим старым профсоюзам, возникают новые, независимые объединения.

Как раз в этот период, партийное руководство, пытавшееся проводить новую политику, поощряло официальные профсоюзы к тому, чтобы они были больше похожи на профсоюзы, то есть, были более независимы. Позднее этот эксперимент свернули, но в 1960-е гг. была именно такая линия. Есть хороший пример, который может продемонстрировать двойственную политику титовского руководства в отношении профсоюзов, хотя это уже не 1960-е гг., но тем не менее. Когда в Польше возникло движение «Solidarność», Югославия была единственной страной в социалистическом лагере, которая признала «Solidarność». И даже делегация СКЮ присутствовала на съезде «Solidarność». Но, когда документы «Solidarność» стали распространять в Югославии на сербском языке, то распространители (и документы) были арестованы. Вот границы свободы. Одновременно, официальные профсоюзы побуждались быть более независимыми и более похожими на профсоюзы, а независимые профсоюзы подвергались репрессиям.

Переходя к политической, интеллектуальной жизни в те же годы, следует отметить группу журнала «Praxis». Прежде всего, говоря об этой группе, нужно заметить, что им на протяжении ряда лет удавалось проводить в Югославии международные встречи представителей разных направлений марксизма. Туда попадали даже некоторые троцкисты, в том числе такие известные люди как Эрнест Мандель, Тарик Али. На этих встречах происходила достаточно свободная дискуссия по вопросам самоуправления. И дискуссия была достаточно критичной, в том числе и по отношению к югославской системе. В частности, подвергался достаточно последовательной критике югославский рыночный социализм. В частности говорилось о том, что для того, чтобы выйти из противоречия между самоуправлением и планом, нужно не уничтожать планирование, а нужно его демократизировать.

Югославская модель сама подталкивала к обсуждению на этих встречах с одной стороны отчуждения труда (рабочего класса), как отчуждения рыночной стихией, так и отчуждения, осуществляемого бюрократическим аппаратом. Искались пути к тому, чтобы на всех уровнях принятия решений рабочие сами могли быть хозяевами в обществе. То есть, это была критика существовавшей системы слева, на основе основополагающих идей и ценностей марксизма. Вырабатывались конкретные предложения. Например, модель самоуправленческих собраний всех уровней, вплоть до уровня федерации. Предлагались модели, позволяющие вовлечь в принятие решений и потребителей, а не только самих работников. Особенно это касалось того, что называют социальной сферой, и прежде всего медицины.

В то же время, жесткой критике подвергались те слои общества, условно называваемые «красной буржуазией», которые все больше власти брали именно в условиях рыночной системы. Речь идет об управленческом аппарате формально самоуправляемых предприятий и о банковском аппарате. Кульминацией этого брожения стали массовые студенческие выступления в июне 1968 г. То есть, в Югославии июнь, это как Красный май во Франции, тоже с захватом университетских зданий и распространением литературы французской левой. Это движение 1968 г. в Югославии было изначально интернационалистским, оно вдохновлялось теми же идеями и образами, которые были характерны для западных левых: антиимпериалистическая борьба в Латинской Америке, выступления против американской агрессии во Вьетнаме, образ Че Гевары. То есть, предельно левое, антикапиталистическое интернационалистское движение.

Таким образом, в Югославии мы видим очень большой уровень развития социального, политического и левого движения. При этом данные политические силы были чётко оформлены и организованы. Тем не менее, оно потерпело поражение. И это тот вопрос, который нужно обсуждать. Самое очевидное – движение было просто подавлено коммунистической партии и властью. Но это подавление тоже носило достаточно специфический характер. Прямое физическое подавление сочеталось с определенными уступками.

Нужно также отметить, что движение в Югославии с точки зрения мировой общественности, было в определенной мере отодвинуто на задний план Пражской весной. Белград был фактически заслонен Прагой. В июне развивается движение в Югославии, а уже в августе происходит интервенция войск ОВД в Прагу, и это конечно заслоняет всё. Важно отметить, что в августе 1968 г. югославское руководство выступает против советской интервенции в Чехословакию. Стоит вспомнить, что в 1956 г., когда были Венгерские события, югославское руководство не выступало против. Еще нужно отметить, что в Албании, соседней с Югославией стране, не вполне демократической, руководство тоже заклеймило советское вторжение в Чехословакию. События в Чехословакии были очень искусно использованы югославским руководством с тем, чтобы сплотить вокруг себя население под угрозой возможной интервенции. С одной стороны, они использовали эту ситуацию, чтобы сблизиться с албанским руководством, а с другой стороны, идти на определенные уступки косовским албанцам и достичь определенного смягчения в этом вопросе.

В то же время один за другим были брошены в тюрьму лидеры профсоюзного и студенческого движения, были ликвидированы независимые профсоюзы. В то же время, титовским руководством была провозглашена так называемая культурная революция, понятно по аналогии с чем. И на этой волне в 1973-1974 гг. проводится конституционная реформа. В ходе этой реформы в югославское государственное устройство внесено много изменений, которые содержались в требованиях левой оппозиции. То есть, наряду с репрессиями, частично удовлетворялись требования оппозиции. Были расширены права самоуправления, и не только на уровне предприятий. Вводились элементы горизонтальной координации между предприятиями, что ограничивало права технократов и банковской системы. Но в то же время, когда эти права на бумаге вводились, силы, которые смогли бы обеспечить проведение этих реформ в жизнь, подвергались репрессиям.

Говоря о СКЮ в этот период, нужно отметить, что она все более и более разъедается коррупцией. На смену демократическому самоуправлению все больше приходит национализм и коррупция. И это было поражение движения, происходившего в мировом контексте.


В заключение следует отметить, что поражение югославского движения было не кризисом самоуправления, и тем более, не кризисом социализма, а было кризисом той системы, которая применила репрессии и подавила самоуправление.

Научный альманах "Варианты". Социально-гуманитарные исследования. № 1. М., 2009, С. 71-76.
источник

Андре СТИЛЬ. Труженик Фландрии | Sensus Novus

Оригинал взят у mario_morettiв Андре СТИЛЬ. Труженик Фландрии | Sensus Novus
«Герой “Труженика Фландрии”… старый кадровый рабочий, член Французской коммунистической партии, переживший вместе с ней и тяжёлые испытания, и радости побед. Немудрёный сюжет, положенный в основу рассказа, составляет единое целое с небольшими зарисовками, представляющими один из цехов металлургического комбината. “Заводской” фон здесь оказывается непременным условием достоверности изображаемого», — пишет советский критик О. Тимашева о рассказе французского писателя-коммуниста Андре Стиля. Однако не всё так просто, как ей кажется. Смысл рассказа Стиля, который вступил в ФКП в 1940-м, когда партия находилась на нелегальном положении и создавала ячейки Сопротивления, гораздо глубже. Стиль раскрывает суть тезиса — «Партия всегда права».

Герой рассказа, рабочий Валле Шарлемань вспоминает, как в 1930-м, когда ФКП руководили левые сектанты Анри Барбе и Пьер Селор, лидеры местной ячейки обвинили его в оппортунизме и напечатали об этом объявление в департаментской коммунистической газете «Труженик Фландрии». Но Шарлемань, считая, что он прав, всё же пошёл распространять номер газеты с этим объявлением. «На самом-то деле в глубине души он не считал себя неправым. Так уж всегда бывает, особенно поначалу. Но и уверенности в своей правоте он тоже не чувствовал. Во всяком случае, не могло быть и речи о том, чтобы распространяться об этом, особенно за спиной у партии. Даже если ты считаешь себя правым, всё равно надо быть среди товарищей по партии. А где же ещё? Чтобы твоя правота совпала с правотой партии, приобщилась к ней. А как же иначе? Жалка участь того, кто в нашу эпоху желает быть правым в одиночку», — передаёт ощущения Шарлеманя Андре Стиль. Когда Барбе и Селора отодвинули от руководства партией, Шарлеманя признали правым… «Конечно, это не пустяки. Это тоже было для него вроде свежей воды. Словом, да здравствует вода!.. Но даже если бы ничего этого не случилось, воспоминание его было бы таким же. В самой своей сути светлая сторона воспоминания заключалась в том, что тогда, утром, он сумел показать себя мужчиной, сумел удержаться на узенькой полоске между стыдом и гордостью, и его голос взлетал высоко над крышами, вспугивая голубей, разносясь всё дальше и всё выше над посёлком, над улицей, над ним самим:
— “Труженик”! Газета рабочего класса!»

В рассказе «Труженик Фландрии» я обнаружил подтверждение своей мысли, изложенной мною в статье «Настоящая партия по сути своей тоталитарна»: «Что такое настоящая партия? Это даже не коллектив единомышленников. Это гораздо больше. Партия – это история, традиция, миф, идея, устремлённая в будущее. Она напоминает семью, где помнят, кто дед, а кто прадед. Это не сумма индивидуумов, связанных одной целью. Это единый организм, единая воля, общий порыв. Настоящая партия по сути своей тоталитарна».

Напомню, что в 1952-м за роман «Первый удар» (1951) Андре Стиль был удостоен Сталинской премии второй степени. В 1950-1959 годах Стиль работал главным редактором основанной Жаном Жоресом газеты «Юманите», а затем стал её литературным обозревателем. В 1977-м его избрали членом Гонкуровской академии. Мы первые публикуем произведение Андре Стиля в интернете на русском языке.

http://www.sensusnovus.ru/think/2013/03/16/15946.html

книга Элизабет Гэрли Флинн

Предлагаемая вниманию советского читателя новая книга председателя Национального комитета Коммунистической партии США, ветерана американского рабочего движения Элизабет Гэрли Флинн рассказывает о годах, проведенных ею в тюремном заключении (1951–1957), к которому она была приговорена за нарушение пресловутого закона Смита — позорного закона о «контроле над мыслями», нарушающего элементарные демократические права граждан Соединенных Штатов Америки.

Шестнадцатилетней девушкой, еще находясь на школьной скамье, Элизабет Г. Флинн вступила в ряды американского рабочего движения, и с тех пор вся ее жизнь была отдана делу трудящихся. Вступив в социалистическую партию, она стала одним из руководителей профсоюзной организации «Индустриальные рабочие мира», выступала на митингах, организовывала стачки и демонстрации; ее хорошо знали шахтеры и металлурги Пенсильвании и Иллинойса, докеры и горняки западных штатов, текстильщики Новой Англии и Юга. В образе Бунтарки ее увековечил в прекрасном стихотворении пролетарский поэт США Джо Хилл, расстрелянный в 1915 году. В 1937 году Э. Г. Флинн вступила в Коммунистическую партию Соединенных Штатов Америки, а в 1938 году ее избирают членом Национального комитета партии. В 1951 году, в период разгула маккартизма, она была арестована вместе с шестнадцатью другими прогрессивными деятелями и руководителями компартии США и отдана под суд, вынесший обвинительный приговор. Начались годы тюрьмы…

По выходе из заключения Э. Г. Флинн в 1958 году избирается секретарем Национального комитета по организационным вопросам, в 1959 году на XVII съезде партии — вице-председателем партии, а в 1961 году — председателем Национального комитета партии.

Женская тюрьма в Олдерсоне (штат Западная Виргиния), где находилась в заключении Флинн, считается образцовой тюрьмой в Соединенных Штатах Америки. Но за внешне «образцовыми» порядками этой тюрьмы автор вскрывает глубоко антигуманную и аморальную сущность карательной системы США. Находясь с этой тюрьме вместе с уголовными преступницами, Флинн наблюдала условия их содержания в заключении и пришла к выводу, что американские тюрьмы не исправляют преступников, а, наоборот, еще больше калечат их, делают «новичков» рецидивистами, что в США человеку «свихнувшемуся», ставшему однажды на путь преступления, уже трудно сойти с него.

Глубокой любовью к простым людям, сочувствием к несчастным американским женщинам, попавшим в тюрьму потому, что их толкнул на стезю преступления и порока капиталистический строй, «американский образ жизни», проникнута книга Флинн. И она же характеризует облик самого автора как стойкого и мужественного, благородного и отзывчивого человека, глубоко убежденной коммунистки, которая всегда остается верна своим идеям и несет эти идеи своим соотечественникам.

Книга «В Олдерсонской тюрьме» является продолжением автобиографии Э. Г. Флинн «Своими словами. Жизнь бунтарки», вышедшей в Советском Союзе в 1962 году, дополняя ее новыми страницами из жизни автора.

ссылка

разгром компартии Германии в 1933 году

Тридцатого января 1933 года президент Германии Гинденбург назначил Гитлера канцлером страны - его партия национал-социалистов на последних, выборах в рейхстаг получила большинство голосов.

К власти пришли фашисты.

В этот же день Центральный Комитет Коммунистической партии Германии по инициативе ее Председателя Эрнста Тельмана обратился с призывом к Правлению Социал-демократической партии и ко всем профсоюзным организациям страны объявить всеобщую забастовку с целью свержения гитлеровской диктатуры.


Collapse )

пост в "Историю коммунизма"

Оригинал взят у kommari в пост в "Историю коммунизма"


Джон Бэррон. "Агент ФБР в Кремле. Успех операции "Соло". 2011

Файл pdf.

4,2 мегабайта.

скачать



Историю с работой на ФБР высокопоставленного функционера Компартии США Морриса Чайлдса я уже вспоминал, вот в последний свой приезд в Спб. увидел книжку об этой истории. И решил отсканировать. Естественно, когда отсканировал, оказалось, что она уже выложена на Флибусте - при этом в другом варианте и в другом формате. Но выложу уж - не пропадать добру. Хотя чертовски обидно. Хорошо хоть книжка небольшая (сканирование заняло ровно один какой-то трэшовый фильм про зомбей).

Надо сказать пару слов еще об этом. Бэррон был еще со времене Рейгана сливным бачком американских спецслужб (типа нашего Хинштейна), в том числе пропагандистских. На Флибусте же лежит его книжка "КГБ сегодня" (сама по себе полная забористой клюквы) - которая упоминается в документальном фильме о генерале-предателе Дмитрии Полякове, который я недавно выложил. Якобы в той версии книги, которая публиковалась книга в журнале "Ридер дайджест" (тоже был сливным бачком во время холодной войны, а редактором там был в 60-е - что для меня сюрприз - бывший троцкист Макс Истмен).и просочилась инфа, благодаря которой наши на Полякова вышли. Я, естественно, в такие вещи не верю.

Сам Чайлдс "прозрел" после 20-го съезда КПСС - и стал добровольным агентом ведомства Гувера. Это к вопросу о том, как от антисталинизма можно прийти к голимому антикоммунизму. Легко. И Чайлдс был не первый и не последний.

Думаю, что советская версия этой истории была бы несколько другая - американцы умеют продавать свои успехи.

Всеобщая стачка 1926 года в Англии

Оригинал взят у sass_hummel в Всеобщая стачка 1926 года в Англии
Демонстрация перед зданием Парламента в Лондоне :
Police Questioning

Всеобщая стачка 1926 г. (General Strike) в Англии - крупнейшая забастовка в истории рабочего движения Великобритании, охватившая свыше 4 млн. рабочих. почитать о ней , кому интересно

Организаторы стачки - профсоюзные объединения :


Collapse )